19/04/2012

История возникновения брачных контрактов

Автор: Челнов Константин

Уже в доисторическую эпоху у одного из славянских народов, полян, появилась форма брака, основанная на свободном соглашении и на религиозных обрядах, — приведение. Сущность ее состоит в том, что не жених идет в дом невесты за ней, а ее приводят к нему в дом, и в том, что не он платит за невесту, а за нее приносят приданое. Но как и при похищении, так и при скупке, и при приведении в образовавшихся семьях царила неограниченная власть мужа — отца семейства, способы заключения брака никак не отражались на правах жены. Все эти три вида брака относятся ко времени, предшествующему формированию правовых идей. Семейное право, как и всякое другое, первоначально раззивается из животных инстинктов, которые превращаются в человеческие отношения лишь тогда, когда они наполняются сознанием и разумной волей. Лишь с этого момента начинается историческая жизнь общества. Вслед за тем составляли «роспись» невестиного приданого и сообщали об этом жениху. И если ему невеста (точнее, ее приданое) нравилась, тогда назначались смотрины. Родители невесты созывали гостей, среди которых была «смотрилыцица» — родственница или доверенное лицо жениха. Она расспрашивала, ничего не подозревавшую девушку о разных вещах, испытывая ее ум, оценивая характер и внешность.

Некоторые родители, имевшие несколько дочерей, одна из которых была с физическими или умственными недостатками, показывали «смотрилыцице» здоровую дочь, а замуж выдавали больную. Обман раскрывался только после свадьбы, так как до этого жених не мог видеть невесту. В этом случае он писал прошение патриарху, и если в ходе расследования свидетели подтверждали подлог, то брак расторгался и виновная сторона платила неустойку. Ее размер заранее определялся «сговором» — своего рода брачным контрактом, в котором устанавливались размер приданого невесты и сроки свадьбы. Если после сговора жених узнавал о невесте что-нибудь плохое и отказывался жениться на ней, ее родители посылали жалобу патриарху. Церковные власти расследовали дело и также брали с виновных неустойку.

В день свадьбы жених отправлялся за невестой. Вместе с ним ехали бояре — его старшие родственники, «тысяцкий» — распорядитель свадебного обряда (обычно крестный отец жениха), священник и «дружки» — друзья жениха. Затем родители невесты благословляли молодых и они ехали в церковь. После венчания новобрачные отправлялись в дом жениха и получали благословение его родителей. Потом все садились за столы и начинали пировать. После третьего блюда дружки просили у родителей жениха благословения для новобрачных идти опочивать, и, отпустив их, гости продолжали есть-пить. Перед отъездом узнавали о здоровье новобрачных и посылали к родителям невесты гонца сказать, что молодые в добром здравии. Дочерей своих к гостям вообще не выводили и никому не показывали. Жили они в особых дальних покоях и выезжали только в церковь. Ситуация изменилась лишь в начале XV века. Стремясь привить европейские обычаи, царь Петр разрешил мужчинам и женщинам самостоятельно знакомиться друг с другом, вместе проводить время на балах и маскарадах и других празднествах. Расторжение брака было явлением крайне редким. По учению церкви, брак прекращается только физической смертью супруга, и расторгался он единственно вследствие прелюбодеяния. Византийское светское право, регулируя прежнюю безусловную свободу развода, какая допускалась древнеримским правом, распространило причины расторжения брака, допускаемые церковью. Светскими причинами для расторжения брака тогда признавались тогда следующие: Обстоятельства сторонние, но препятствующие осуществлению цели брака:

а) безвестное отсутствие супруга. Для находившихся в плену была назначена 3-летняя давность, для прочих случаев отсутствие не служило причиной прекращения брака: жена, не получая известий от отсутствующего мужа и даже услышав, что он умер, должна была идти на место его предполагаемой смерти и удостовериться в ней письменным свидетельством;

б) неспособность мужа к супружескому сожитию (если до брака такое обстоятельство не было известно);

в) болезнь, в частности проказа (любая заразная болезнь).

Обстоятельства, зависящие от воли супругов, как непреступные (поступление в монашество одного из супру- гов), так и преступные, а именно: а) прелюбодеяние, доказанное судебным порядком, но с различными определениями для мужа и жены. При этом прелюбодеяние мужа тогда только признавалось причиной развода, когда оно вело к разрушению се ством договора могло получить значение и права сына (усыновление). Термин «семья» на древнерусском языке означал товарищество, основанное на договоре, соглашение. Вообще термины семейного и договорного права смешивались: люди, совершившие сделку купли-продажи, называли друг друга сватами. В дореволюционной России понятия «брачный контракт» не существовало, браки заключались исключительно «на небесах» и оформлялись церковью и устными договорными обязательствами. Но брачные договоры были известны и в русском праве, так как они находили применение во множестве договоров разного рода об имуществе: договор о приданом, договор о денежном взносе при сговоре о жене, договор зятя с тестем на случай смерти жены, предбрачный договор о наследовании. Преобладание договорного начала в семейном праве, древнерусском и вообще славянском, дало весьма важные и характерные отличия славянской семьи от семьи древнеримской и германской. Именно эти договорные обязательства в дореволюционной России играли роль брачного соглашения и явились прототипом современного брачного контракта.

В Европе, как и на Руси, «священный союз» заключался и регулировался исключительно церковью. Установление института брачного контракта началось лишь в конце XV—начале XX века во Франции, Англии, Германии, Австрии. Контракт приобрел юридическую силу с того момента, когда на смену церковному пришел так называемый светский брак. Впервые сделки, заключаемые супругами по поводу их имущества, стали называться брачными контрактами в Гражданском кодексе Франции 1804 года. Понятия обязательства и договора стали идентичны. Статья 1101 французского Гражданского кодекса определяет договор как соглашение, по которому одно или несколько лиц обязуются отправлен на ратификацию австрийскому императору, и Франц моментально его ратифицировал. Аналогичная форма брачного контракта появилась в XX веке в Германии. В тамошнем Гражданском Уложении 1886 года супругам предоставлялось право договором Ehevertrag определять свои имущественные отношения, как им угодно, лишь бы не нарушались интересы третьих лиц.

Сейчас брачный контракт более распространен в странах Западной Европы, в Америке и Канаде. Такой популярностью он обязан мощному феминистскому движению и борьбе «слабой половины» за свои права, равноправие мужчины и женщины в браке. В Англии до 1882 года имущество супругов по общему праву считалось принадлежащим мужу. Даже то, чем жена владела до брака, переходило в собственность мужа. Таким образом, замужняя женщина была практически лишена имущественной самостоятельности, она не могла иметь собственность, а тем более распоряжаться ею по своему усмотрению. Все, чем она владела до брака, переходило в собственность мужа, супружеского имущества как такового, не было. Личность жены как бы растворялась в личности мужа, ее имущество — в его имуществе.

Интересна ситуация с брачными контрактами во Франции и Англии. Во Франции и Англии — странах, где существование брачного договора имеет давнюю историю, его появление было вызвано необходимостью сохранения за женщиной, вступившей в брак, и ее родственниками права управления добрачным имуществом и пользования доходами от этого имущества. Уже в XV веке, с развитием капитализма в Англии, нормы общего права пришли в противоречие с интересами имущих классов, и в 1882 году английским парламентом был принят Закон о собственности замужних женщин. В нем предусматривалось, что при вступлении женщины в брак вся собственность, которая принадлежит ей к этому моменту, а также та, которую она приобретет впоследствии, будет подчиняться такому режиму, какому подчиняется собственность в случае заключения брачного тиворечили закону и являлись недействительными. Кодекс о браке и семье 1969 года довольно жестко определял взаимоотношения супругов, детей и родителей в семье. Семья провозглашалась ячейкой общества. Предполагалось, что в советской семье духовное начало преобладает над материальным, а поскольку все имущество супругов это в основном предметы потребления (одежда, мебель, посуда), то и делить, как правило, было нечего, право собственности отвергалось как буржуазный пережиток. Режим совместной собственности отвечал интересам большинства семей. Потребности в ином порядке урегулирования имущественных отношений не было.

Однако с развитием отношений частной собственности ситуация изменилась. Появились семьи, владеющие значительными доходами, у которых возникла потребность защитить свое богатство, свой капитал. Первоначально право супругов устанавливать иной (отличный от законного) режим имущества было закреплено в Гражданском кодексе РФ от 1994 года В статье 256 ГК сказано: «Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества». Семейный кодекс РФ конкретизировал эту норму, предусмотрев возможность заключения брачного договора. В нем впервые употреблено понятие «брачный договор». Договорному режиму имущества супругов посвящена глава 8 Семейного кодекса РФ. Так наше законодательство восприняло нормы зарубежного о брачном договоре и исторический опыт его развития, предоставив супругам право устанавливать режим супружеского имущества по своему усмотрению. Ибо, как гласит народная мудрость, «Все новое — это хорошо забытое старое».

Обсуждение закрыто

Комментарии